Грязные танцы Renault или возвращение легенды

История формульной команды Renault началась еще в далеком 1977 году. Французский коллектив звезд с неба не хватал, потому в конце 1985 года боссы решили расформировать заводскую команду, чтобы после 3-летнего перерыва вернуться в роли «серых кардиналов» – поставщиками двигателей. С 1992 по 1997 гг. французские мотористы вместе с Williams и Benetton завоевывают 6 титулов подряд. Столь громкий успех заставил французскую корпорацию пересмотреть свою политику в автоспорте и обдумать вариант создания или покупки собственной стайни. Выбор пал на последний вариант. В роли «жертвы» был выбран Benetton. Так 16 марта 2000 года концерн Renault выкупил команду Benetton за 120 млн долларов. Формально название было изменено лишь в 2002 году. Успех не заставил себя долго ждать – в 2005 и 2006 году команда из Энстоуна побеждает в обоих зачетах вместе с Алонсо. Однако потеряв свою молодую звездочку, результаты пошли на спад, и даже возвращение блудного сына Фернандо годом спустя не спасло команду от логической гибели. Так, после небольшого ребрендинга, стайня Renault покинула Формулу 1 в конце 2011 года. Но не стоит забывать о нашумевших тогда Red Bull’овцах – 4 титула подряд, и все они на движках Renault.

И здесь мы перестаем перебирать в памяти исторические факты и вспоминаем «колесо истории», прослеживается триумфальная зависимость «мотористы-команда-мотористы-?». Правильно, «команда»! И кто же может стать жертвой Карлоса Гона? Все теперешние факты и сплетни указывают на Toro Rosso – небольшую итальянскую команду из Фаэнцы, которая попробовала вкус победного шампанского лишь однажды в 2008 вместе в Феттелем, на их же домашней трассе. С того времени грозный Дитрих Матешиц крепко зажал узды небольшого коллектива, и по сей день намека на триумф так и не последовало (немного порадовались болельщики Верня на прошлом Гран-При Венгрии – но к желанному подиуму он так и не доехал).

Сирил Абитебул официально заявил, что автоспортивное отделение Renault всерьез рассматривает Toro Rosso в роли будущей «гоночной обители». В его речи прозвучали нотки спешности, потому вопрос может решиться уже после летнего перерыва. Также Абитебул акцентировал внимание на том, что концерн еще не до конца определился со своим будущим – вариант покидания Формулы 1 или изменение клиентских команд не исключается.

Но за всеми этими отполированными пресс-релизными словами кроется не главная интрига сезона, а банальное разочарование.

Сначала нужно вспомнить, что в конце 2014 года боссы Ferrari активно лобировали вопрос возможности доработки двигателей по ходу сезона. Так в декабре месяце была утверждена бальная система усовершенствований силовой установки. И если итальянские мотористы только потирали руки с надеждой на камбек, то в Renault приняли эту новость похуже ледяного душа зимним утром. Сейчас французы использовали лишь 20 из 35 баллов, против 22 у Ferrari и 25 у Mercedes. Но итальянцы вернулись на лидирующие позиции и победа Феттеля в Малайзии тому доказательство, а вот французы явно не испытывают надежд на скорый триумф.

С самого начала сезона в Австралии Red Bull запустил свою традиционную информационную атаку «Всему виной силовые установки Renault!». Где-то мы это уже слышали, ах да, год назад – с того времени мало что поменялось. С учетом того, что контракт с австрийской стайней подписан до конца 2016, французы не могут позволить себе терпеть нарекания второй год подряд. Подобные заявления существенно бьют по маркетинговой привлекательности бренда.

Чем отвечает Карлос Гон и его команда – заявление о возможном возвращении всего лишь фикция с целью пришпорить Red Bull. Создай французы свою собственную команду, Дитрих Матешиц сразу потеряет своего титульного спонсора Infiniti (напомним, что японский бренд является премиальной маркой в альянсе Renault-Nissan). Договор об уникальных клиентских отношениях, подписанный еще в 2012, также станет неактуальным. Red Bull лишится своей дочерней команды, которая уже не первый год является колыбелью юных пилотов программы Red Bull Junior. Все это завернуто в желание Renault выйти и закрепиться на рынке спортивных авто. Напомним, что концерн возрождает свой люксовый бренд Alpina, на который возлагаются серьезные надежды. Насколько известно, альянс Renault-Nissan зарабатывает наибольшую прибыль среди всех автомобильных корпораций, потому считать деньги там умеют.

Курирование собственной команды станет французам в копеечку. Работа по принципу «расходы не превышают маркетинговую отдачу» с командой из Фаэнцы выглядит невозможной. Напомним, что стоимость одного очка в прошлом сезоне для Toro Rosso составила 2,5 млн $. Все фаны привыкли ассоциировать бренд Renault с коллективом из Энстоуна, но никак не из Фаэнцы. К тому же заявление о том, что болиды будут окрашены в желтый цвет, звучит весьма сомнительно. Любой ребрендинг или изменение партнеров сопровождается изменением окраски болида. Возвращение 2002-го года ознаменовалось новой патриотичной для нас сине-желтой окраской. Скажите, зачем ассоциировать новую команду со скандалистом Бриаторе?

Покидать королевские гонки французы тоже не собираются, вся их автоспортивная программа сводится к участию в новоиспеченной Формуле Е и WSR 3.5. Недавно было объявлено о запуске нового чемпионата Renault Sport Trophy. Но все это меркнет по сравнению с важностью участия Renault в Формуле 1. Перспектива подписания новых клиентов также весьма сомнительна. Потому этот «танец», затеянный французской компанией, сулит им неплохие дивиденды в вопросе давления на критику Red Bull.

А что, если сказка станет явью? Команда из Фаэнцы станет 4 коллективом, который построит шасси в гармонии с мотором, а не будет играться в конструктор Лего. Результаты двух гонок показали, что шасси итальянцев быстрее нашло общий язык с силовыми установками Renault, чем у старших братьев из Red Bull. Однако итальянцы потеряют всю интеллектуальную пищу, которая уже много лет поступает от Эдриана Ньюи из Милтон-Кинс. Но стоит вспомнить об успехе Sauber во времена Джеймса Ки (слева на фото вместе с Камуи Кобаяши), при полной свободе и напрямую сотрудничая с мотористами этот парень способен на многое. Это нам доказал Джеймс Эллисон – оба этих инженера являются конструкторами новой школы.

В завершение хотим сказать, что возвращение заводской команды Renault может стать серьезным достижением для всего спорта в целом, но вероятность осуществления этого сценария такая же реальная, как и возможность названия команды Lada, а почему бы и нет – россияне же также входят в состав альянса Renault-Nissan. Потому пока все останется как прежде. Роль «серых кардиналов» мотористов больше подходит к имиджу Карлоса Гона.

Комментарии нет